Главная > Православные статьи > О пьянстве. Брак и Семья.

О пьянстве. Брак и Семья.


28-03-2013, 22:05. Разместил: adminn
«Диавол ничего так не любит, как роскошь и пьянство, поскольку никто так не исполняет его воли, как пьяница», - говорит святой Иоанн Златоуст. Пожалуй, эти слова в полной мере объясняют, почему столь сложно, а зачастую невозможно исцеление от страшного недуга - пьянства и любого другого вида зависимости. Как она зарождается в человеке, и где тот миг, в который еще можно предотвратить страшную беду? Как вести себя родным и близким, если в дом пришла беда?
На эту тему мы беседуем со священником Михаилом Бутровым и с православным психиатром, психотерапевтом, медицинским психологом, кандидатом медицинских наук Дмитрием Александровичем Авдеевым.

Иерей Михаил Бутров:


Отец Михаил, в чем Вы видите причины зависимости от алкоголя?
Мы все забываем, что такое зависимость, а, точнее, мы об этом даже не задумываемся. Определение всемирной организации здравоохранения, которое было принято в 1953 году, сообщает нам, что алкоголизм, как и наркомания – это прогрессирующее неизлечимое заболевание, характеризующееся зависимостью от всех видов препаратов, изменяющих сознание. Химическая зависимость неизлечима. Но если это болезнь, то болезнь нужно лечить. Для излечения любой болезни крайне необходимо желание самого страждущего. Вспомним эпизод из Евангелия о женщине, которая исцелилась от кровотечения. Двенадцать лет она ходила по врачам и истратила все свое имение прежде, чем получила чудесное исцеление от Бога. Расслабленный болел 38 лет и все это время пытался окунуться в купель Вифезда, но каждый раз терпел неудачу. И Христос исцелил именно его. И произошло это потому, что больной не терял надежды и боролся. Если сам больной понимает, что он нуждается в помощи, он уже на верном пути к выздоровлению. Главное, что надо понять, что там, где есть вера, там и Господь, побеждающий «естества чин» и делающий то, что невозможно человекам. Но Господь не неволит нас и приходит только к тем, кто призывает Его.
Всемирная организация здравоохранения определяет химическую зависимость как семейное заболевание. Почему? Тут два важных обстоятельства:
Первое. Что начинает происходить с семьей, в которой появляется наркоман, алкоголик или игроман? Вся семья перестает жить своей жизнью, все начинают «бегать» вокруг него, забывают о своих чувствах, забывают о своих собственных интересах и желаниях.
Второе. Духовные причины этого заболевания кроются в семье, если мы рассматриваем семью не как ныне здравствующих, живущих вместе людей, а как род. И младшие поколения этого рода являются самыми слабыми звеньями. И вот на этом этапе важно разобраться, в чем причины человеческих душевных травм, которые впоследствии приводят к зависимости от алкоголя, наркотиков и т.п.
Для этого нужно рассмотреть природу человека. Мы имеем дух, душу и тело. Дух – высшая сфера души, которая отвечает за отношения с Богом. И Бог стоит во главе всего. В душевную сферу можно отнести наши мысли, чувства, переживания, эмоции, другими словами, это все то, чем занимается психология. И в самом низу этой иерархии находится наше тело. Так вот проблема в теле может появиться только тогда, когда есть проблема в душе или в духовной сфере человека. Медицина называет это психосоматическими расстройствами. Корни всех болезней лежат в наших душевных переживаниях, при которых что-то происходит с чувствами человека, а если проблема с чувствами, то соответственно есть проблемы в духовной сфере.
Что может происходить в духовной сфере? Дух человека здоров тогда, когда он наполнен любовью, а любовью человек наполнен, если он наполнен благодатью Божией. Потому что Бог есть Любовь (1 Ин. 4,8). На мой взгляд, причина любой зависимости, в том числе и от психоактивных веществ, в том, что человек не любит самого себя. Нам заповедано: Возлюби ближнего своего, как самого себя (Мф. 22,39). Но для того, чтобы полюбить ближнего, нужно начать с себя.
Откуда же берется эта нелюбовь к себе? Как правило, это происходит из-за того, что травмируется духовная составляющая человека.
Духовная травма формируется по нескольким причинам. В первую очередь, из-за того, что мы получаем от наших прародителей Адама и Евы – первородный грех, т.е. ту удобопреклоненность ко греху, с которой мы рождаемся. Здесь нет вины ни наших родителей, ни нас самих, это та данность, с которой мы рождаемся. Во-вторых, на нас накладывает отпечаток то, что с нами происходит в семье, и то, какие у нас отношения с родителями. Наверное, нужно сказать, что если ребенок родился в идеальной семье, то он будет идеальным, но, к сожалению, идеальных семей нет. Все мы рождаемся в таких семьях, где получаем какие-то духовные и душевные травмы. И третий фактор – это дальнейшие жизненные обстоятельства или ошибки самого человека. Но, на мой взгляд, самым важным является то, что закладывают в человеке родители. Наверное, первая ошибка, с которой приходится сталкиваться на исповеди, да и вообще в жизни, это неправильное отношение родителей к своему ребенку. Мы всегда забываем, что дети это не наша собственность. Господь сказал: Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое плоть едина (Быт. 2, 24).
Хотим мы или не хотим, но если мы не признаем факт того, что ребенок это не наше, и он должен от нас отлепиться, мы будем в проигрыше. Мы пожнем и соответствующие плоды, травмирующие нас и ребенка. Если выражаться грубо, то можно сказать, что Господь дает нам ребенка в аренду. Потому что после того, как человек научился жить самостоятельно, мы должны его отпустить. Наша задача состоит в том, чтобы помочь человеку обрести эту самостоятельность, научить его ответственности, научить его жить по заповедям Божиим и в гармонии с собой и окружающим миром. Но если мы пытаемся дать ребенку то, чего не имеем сами и научить его тому, чему не научились сами, мы всегда придем к негативным результатам. И, к сожалению, очень часто приходится встречать людей, которые пятой заповедью оправдывают все, вплоть до беззаконий: «Ну, я же мать – я могу прочитать его почту. Я мать – я могу прочитать его смс» и так далее. Когда ребенок является нашей собственностью, он не получает удовлетворения в важнейших жизненных потребностях. Что же это могут быть за потребности? На первых порах психологи выделяют около 20 этих потребностей. Но самые важные, самые основные – это потребность любви, принятия и признания. Даже тогда, когда ребенок находится еще в утробе матери.
Что же такое потребность любви? Иногда разговариваешь с матерью алкоголика или наркомана и слышишь такие слова: «Я же так его любила! Я все ему отдала!» А любовь – это еще не значит отдать все. В первую очередь, любовь невозможна без свободы. Если я говорю, что я люблю человека, но лишаю его при этом свободы, значит, я либо использую его, либо им манипулирую, либо люблю его «слишком сильно», т.е. эгоистично. На языке реабилитологов это явление можно назвать созависимостью или созависимыми отношениями. То есть я считаю объект любви чем-то своим. А ведь любовь совершенна и изгоняет страх, она не старается переделать человека или как-то его исправить. В любви можно лишь отдать человеку душевное тепло и внимание. Итак, любовь родителей заключается в том, что они должны помочь ребенку развить те таланты, которые ему дал Бог. Родители должны любить и принимать своего ребенка таким, какой он есть, за то, что Господь его послал. Родители должны признавать права ребенка на его чувства, на его поступки и ошибки.
Что же происходит в дисфункциональной семье, т.е. в семье, где нет истинной любви и гармоничных отношений между детьми и родителями? Дисфункциональная семья часто наносит душевную травму ребенку еще до его рождения. Это происходит, когда родители на кухне с тещей и свекровью обсуждают: оставлять им этого ребенка или делать аборт, нужен он им или пока нет. В это время ребенок внутри матери уже все чувствует, он реагирует на малейшие изменения в крови матери, на малейшие ее переживания, на изменения в окружающей обстановке. Он слышит слова бабушки о том, что нужно делать аборт, что это безумие – рожать ребенка в однокомнатной квартире, и начинает понимать, что кто-то не хочет, чтобы он был. Уже на этом уровне развития ребенок ощущает, что кому-то неприятно его появление на свет, и начинает винить самого себя. Так появляется первое чувство вины.
Допустим, принято решение оставить ребенка, и настала пора ему появиться на свет. Но рождение младенца тоже процесс болезненный. Ребенок испытывает шок. Из теплой комфортной атмосферы ребенок попадает в пространство, где много посторонних звуков, яркий свет, холодно, он попадает в неизвестность, ребенку страшно. Он интуитивно ищет мамину грудь, хочет услышать знакомый стук материнского сердца и стремится к нему, но в этот момент появляются чужие руки, забирают его, относят в соседний кабинет и приносят к матери лишь через несколько часов. Вот он, первый шок, первая травма. Да, это неизбежно, но необходимо об этом знать.
В первые пять лет ребенок все воспринимает на уровне чувств. Надо сказать, что в любой травмирующей ситуации ребенок винит себя. Так устроена его психика. И если он видит в глазах матери испуг, то он чувствует себя виноватым в этом. Он еще не умеет говорить и выражает свои чувства единственным доступным способом – начинает плакать. Мать на это говорит: «Не плачь!» На языке ребенка мать говорит: «Не выражай свои чувства!», и ребенок опять в растерянности: «Я хотел с мамой поделиться своей радостью или болью, но мне запрещают это делать, значит, мои чувства не нужны, значит, я им не буду доверять». Получается, что ребенок учится не доверять чувствам, происходит травмирование в душевной сфере, неумение пользоваться чувствами.
По поводу чувств хочется сказать отдельно. Люди, только пришедшие в Церковь, еще не выросшие духовно, «прыгают» на очень высокие ступеньки, читают святых отцов, не осознавая всей глубины их слов. И на исповеди часто приходится слышать: «Я гневаюсь». Стоп. Но мы читаем в Библии, что и Господь гневается. Но Господь-то не грешил. Тогда человек начинает понимать, что гневаться, наверное, можно, но вопрос «как?» И апостол Павел нам говорит: Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем (Еф. 4,26). Если я не выразил свой гнев до захода солнца, т.е в течение дня, то он будет меня разрушать. Современным языком выражаясь, вся моя психосоматика выберется наружу.
Мы все часто игнорируем свои чувства. А чувства – это инструмент, который человеку дал Бог для того, чтобы оценивать ту или иную ситуацию в жизни. Душевное травмирование, в первую очередь, происходит тогда, когда ребенок не умеет пользоваться своими чувствами. Я называю это нелюбовью к себе. Если я оцениваю себя как творение Божие, то соответственно должен дорожить тем, что мне дал Бог, т.е. Его образом и подобием. И значит, все то, что Он во мне заложил, является моим достоянием. Давайте вспомним слова Христа о том, что кто имеет, тому дано будет; а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь (Лк. 8,18). Значит, если я не пользуюсь тем, что имею, то Бог у меня будет это забирать.
Возвращаясь к нашему ребенку, который впоследствии может стать нарко- или алкозависимым, заметим, что он видит, как родители ругаются и винит в этом себя, он видит, что родители разводятся, и решает, что папа ушел не от мамы, а от него. И такое отношение к жизни у ребенка почти до 15 лет.
Если разбирать этапы взросления, то в каждом периоде физиологического роста должно совершаться определенное духовное, душевное и физическое взросление человека. Если в первом периоде оно было ущербно, то на следующий этап своего развития человек переходит травмированным и неполноценным. Ребенок, получивший душевную травму до восьми месяцев, не захочет после этого срока покинуть материнских рук из-за недоверия, он будет бояться потерять мать. И вот мы видим первое зависимое поведение человека. Если мы будем говорить языком святоотеческим, то скажем, что зависимость – это душевная страсть. Это не грех, это не вина человека, это то, что он приобрел в результате каких-то жизненных обстоятельств. Часто ребенок замещает любовь на жалость к самому себе или жалость к окружающим людям. Он надевает соответствующую маску и живет либо в роли жертвы, когда он обвиняет всех окружающих в том, что он несчастный, и ему нравится быть несчастным, либо он живет в роли лидера и начинает всех спасать, всем помогать, старается все делать идеально и заболевает перфекционизмом (в психологии – убеждение, что наилучшего результата можно (или нужно) достичь. В патологической форме – убеждение, что несовершенный результат работы неприемлем – ред.). Все эти проявления сводятся к тому, что человеку трудно придти к Богу. Человек пытается заслужить или, страшнее того, купить любовь Божию. Это проявляется в поверхностном соблюдении правил и обрядов. Но есть обратная сторона этого явления, когда человек считает себя настолько ничтожным, что не смеет обратиться к Богу и выбирает путь – вообще не знать Бога, забывая, что он создание Божие, т.е. в этом случае сама мысль о том, что его кто-то может любить, для него недопустима.
Таким долгим путем человек приходит к осознанию того, что ему нужна отдушина. И зачастую эту отдушину он находит в дурмане вина или наркотиков. Человек находит понимание в компании пьющих людей, и тогда начинается зависимость на физиологическом уровне. Тогда же начинается перестройка внутренних органов. Человек пытается утолить духовную жажду. А поскольку он не умеет любить и принимать любовь, то ему проще решить не духовную, а душевную проблему. Классический пример из психологии: человек мечтает о фортепиано, а покупает журнал о фортепиано. Так же и мы хотим встречи с Богом, но вместо этого ищем встречи со старцем или заменяем это на выполнение «буквы», или на влюбленность, или на воспитание ребенка, или на карьеру в работе, или на наркотики, или на спасение ребенка от этих наркотиков, или на спасение мужа от водки и так далее.
Любовь не нужно зарабатывать. В христианстве сама суть Жертвы Бога в том, что Он дает нам любовь даром. Когда я принимаю эту любовь, когда я доверяюсь Ему, я начинаю мыслить трезво, я могу делать выбор, я выхожу из этого круга зависимости. Но чтобы меня спасли, мне надо понять, что меня нужно спасать. Чтобы Спаситель вытащил меня из моей зависимости, я должен понять, что я погибаю и протянуть к Нему руку.

Как близкие должны повлиять на человека, чтобы он осознал свою проблему?
У человека всегда есть выбор. Как правило, человек сам должен опуститься до определенного дна для того, чтобы переосмыслить свою жизнь. В первую очередь, близкие должны исключить жалость из проявлений своих чувств. Она губительно действует на страдающего человека. Здесь нужна любовь, но любовь жесткая, с кулаками. «Я тебя люблю, но я не люблю твою болезнь!», «Я люблю тебя, но я не люблю те поступки, которые ты совершаешь!», «Я люблю себя и поэтому мне неприятно терпеть твое безобразное поведение, подумай обо мне!» Пьющий муж сидит на троне, который пытается удержать вся семья, ведь он болен, и ему нужно помочь, а мужу в этот момент очень удобно пить и существовать подобным образом. Если жена начинает заниматься своим здоровьем, то пьющий муж постепенно начинает сваливаться с этого трона, падает, больно ударяется, и тогда начинается процесс его выздоровления.


Дмитрий Авдеев (православный психиатр, психотерапевт, медицинский психолог, кандидат медицинских наук):

Дмитрий Александрович, как показывает практика, к священникам и специалистам чаще за помощью обращаются родители или супруги алкоголиков, тогда как сами они не хотят ничего менять. Что здесь можно сделать?
Таких обращений, действительно, большинство. Родным и близким алкоголика, если им небезразлична его судьба, его душа (а понимая последние слова дословно – суд Божий о его душе), надо обязательно пытаться хоть как-то ему помочь – это их крест, их долг. Родственники должны не только молиться и переживать, но и протягивать руку помощи, когда это необходимо. Равно как и задача врача, задача психолога – помогать, покуда жив человек, пока он дышит.
Всех родственников в подобной ситуации можно условно разделить на проявляющих равнодушие или активное участие в судьбе близкого человека. Там, где имеет место равнодушие, и родители говорят заблудшим детям: «Вот тебе Бог, вот тебе порог, ты сам волен решать, как тебе жить», дети уходят из дома, попадают в притоны, спиваются и в конечном итоге погибают. А когда имеет место забота, когда матери безустанно ходят по врачам, ищут совета священника, заказывают сорокоусты, молебны, события всё чаще разворачиваются как в сказке про лягушку, попавшую в молоко и в конце концов взбившую его в масло, – Господь призирает на такую любовь, такое усердие и посылает Свою помощь. И это не нравоучительные слова, это статистика.
Если родственники больного алкоголизмом – верующие люди, то они должны усердно молиться за него дома и в храме, позаботиться об освящении жилища, если оно не освящено. Надо убеждать заблудшего постоянно носить нательный крест, читать молитвы, с верой и благоговением употреблять святую воду. Только верой и терпением, только через покаяние милостью Божией можно исцелиться по-настоящему. Другого пути нет!

Что делать человеку, решившему избавиться от алкогольной зависимости?
● Ему необходимо осознать, что пьянство – это тяжкий грех, осознать необходимость покаяния, исправления. Когда на приеме я завожу речь о покаянии, борьбе со страстями и пороками, молитве, то, к сожалению, души многих из тех, кто сам обращается ко мне за помощью, остаются глухими и невосприимчивыми. Вместе с тем постоянно звучат пожелания назначить им «сильнодействующие уколы» или прописать «какие-нибудь лекарства от водки»... Но лекарств «от водки» не существует!
● Принять глубокое, твердое решение не пить спиртное и не поддаваться уговорам, насмешкам со стороны недоброжелателей, дружков-собутыльников.
● Заранее продумать варианты своего поведения в трудных жизненных обстоятельствах и наоборот, за праздничной трапезой, если на столе спиртное.
● Научиться трудиться, не пребывать в праздности, стремиться быть полезным людям. Также научиться с пользой для души и тела отдыхать.

Если один из членов семьи – алкоголик, должны ли остальные родственники отказаться от спиртного вообще или алкоголь всё же допустим, что называется, с умом и в малых дозах? Несет ли алкоголь в себе хоть какую-то положительную составляющую?
Без сомнения, некоторые положительные составляющие в алкоголе есть. Вино веселит сердце человека (Пс. 103, 15), если его употребление не является проблемой и не влечет за собой пагубных последствий. А для алкоголика это проблема, это страсть. Он потерял контроль, потерял способность спокойно вступать во взаимоотношения с алкоголем.
Мы ведь прячем ножи от маленьких детей. Здесь та же самая ситуация. Провоцировать алко- и наркозависимых просто безнравственно и опасно. Если на столе или в буфете будет стоять открытая бутылка водки или коньяка, алкоголик приложит все свои усилия, чтобы до нее добраться. По случаю можно, конечно, выпить бокал шампанского или хорошего вина, а если замерзли – рюмочку коньяка, но лучше это сделать не при нем. Надо щадить такого домочадца, понимать, что он одержим страстью, что он болен, что он может сорваться. Это надо помнить всегда.
Помогая человеку преодолеть пагубное пристрастие к бутылке, надо взглянуть и внутрь себя. Не надо ли и нам принести покаяние за те страдания, которые испытывает наш ближний? Нет ли здесь и нашей вины? Родители могут припомнить, что, как бы шутя, давали выпить спиртного сыну или дочери – подросткам. Всегда ли мы сами были образцом трезвости и умеренности в употреблении вина? Не потому ли начали выпивать наш супруг (или супруга), что мы долго не желали разрешить семейный конфликт? Нет ли у нас повода для покаяния? Думается, что такой повод есть всегда. Помоги нам, Господи!

Беседовали Елена Волкова и
Полина Тимченко
Православный женский журнал «Славянка», №2 (38), март – апрель
Рубрика «Брак и семья»




Вставка:

В Древнем Патерике есть характерный рассказ о том, как некоему египетскому пустынножителю бес обещал, что не будет его больше угнетать никакими искушениями только бы он совершил какой-нибудь грех.
Он предложил следующие три греха: убийство, блуд и пьянство. Пустынник же тот подумал про себя так: «Человека убить – страшно, ибо это есть само по себе большое зло и заслуживает смертной казни, как по Божьему суду, так и по гражданскому. Блуд совершить – стыдно, погубить хранимую до того чистоту тела – жаль, и гнусно оскверниться не познавшему еще этой скверны. Упиться же один раз, кажется, небольшой грех, ибо человек скоро протрезвляется сном. Итак, пойду, упьюсь, чтобы бес больше не угнетал меня, и мирно я буду жить в пустыне». И вот, взявши свое рукоделие, он пошел в город и, продав его, вошел в корчму и упился. По действию сатанинскому случилось ему беседовать с некоей бесстыдной и прелюбодейной женщиной. Будучи прельщен, он пал с ней. Когда он совершал с нею грех, пришел муж той женщины и застал грешащего с женой, начал его бить. А он, оправившись, начал драться с тем мужем и, одолев его, убил. Таким образом, тот пустынник совершил все три греха, каких он трезвый боялся и гнушался, и через это погубил многолетние труды свои. Разве только истинным покаянием он смог снова найти их, ибо милосердием Божиим человеку, истинно кающемуся, возвращаются его прежние заслуги, которые он погубил грехопадением.

Вставки:

Диавол ничего так не любит, как роскошь и пьянство, поскольку никто так не исполняет его воли, как пьяница.
Святитель Иоанн Златоуст.


Пьянство происходит не от вина – и вино создано Богом... но порочная воля производит пьянство.
Святитель Иоанн Златоуст.


Вино дано для того, чтобы мы веселились, а не безобразничали, чтобы смеялись, а не были осмеяны, чтобы мы здравствовали, а не болели, чтобы исправили слабость тела, а не уничтожали душевную крепость.
Святитель Иоанн Златоуст.

Вернуться назад