МНЕ НРАВИТСЯ
 

Социальные сети:


Информация:

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Настоятель храма
протоиерей Александр Ткаченко

телефон храма:
+7 981 7245450
(с 8-00 до 20-00)

Храм находится на пересечении улиц Долгоозёрная и Планерная

E-mail: Sobor.Spb@gmail.com


РЕКВИЗИТЫ

Наименование:
Православная местная религиозная организация “Приход храма Сошествия Святаго Духа на Апостолов г. Санкт-Петербурга”

ИНН 7802235200
КПП 780201001
р/с 40703810227000004516 в ПАО “Банк “Санкт-Петербург”
БИК 044030790
к/с 30101810900000000790
ОГРН 1077800022563
ОКПО 80588533
ОКАТО 40265558000
ОКТМО 40313000
ОКОГУ 6200
ОКФС 54
ОКОПФ 83
ОКВЭД 91.31




Добавил(а): admin | Дата: 28-03-2013, 22:11

Почему мы почитаем иконы?

Что лежит в основе православного почитания икон?
Ответ на этот вопрос для одних неясен и скрыт, для других – очевиден, и лежит на самой поверхности, требуя, однако, сердечного зрения. Посмотрите, что сохраняет у себя на память мать, провожая сына на службу в армию, или невеста – своего жениха? Или жена, расставаясь со своим супругом? Или друзья, прослужившие вместе в армии? Это, конечно же, фотографии. Фотографии любимых и самых близких людей. Фотографии, которые помогают нам вспомнить прошлое в воображении, мысленно пообщаться с близким человеком. Иногда разлука растягивается на долгие годы и десятилетия, и уже те, кто изображен на фотографиях, изменились до неузнаваемости, иные ушли в мир иной, а фотография по-прежнему помогает поддерживать с ними живую связь, через время и расстояния.
А очевидное здесь то, что во всех случаях мы прикладываем свою любовь к тому, кто изображен на фотографии. И даже, когда целуем бумажное фото, выражаем свои чувства не фотокарточке, а тому, кто изображен на ней. И никому в голову не придет запретить «фотопочитание», назвать это идолопоклонством.
Итак, именно любовь заставляет нас хранить фотографии наших близких и посредством их «общаться» с любимыми и друзьями. В жизни каждый из нас хотя бы раз, но обращался к фотографии с чувством любви, почитая кусочек плотной бумаги за величайшую ценность, испытывая к нему благоговение, едва ли не такое же, как к самому изображенному на нем.
Такова наша повседневная мирская жизнь и таковы наши общечеловеческие традиции. Если же мы перейдем к жизни духовной, к Православию и иконопочитанию и проведем некоторые аналогии, то с той же очевидностью сделаем следующие выводы.
Православие, как единственная в мире религия Любви, основана на любви к Богу и к ближним, как к самим себе. Из любви к миру Бог-Отец послал Сына Своего Возлюбленного дать спасение погибающему во грехе человечеству. Из любви Сын Божий принял естество от Пречистой Девы Марии и пошел на крестные страдания и муки. Из любви ко Христу приняли мученическую смерть тысячи христиан и тысячи прошли узким путем святости.
Таким образом, легко понять, что основанием почитания икон («духовных фотографий» или «духовных образов») Иисуса Христа, Богородицы, угодников Божиих и Сил Бесплотных является прежде всего христианская любовь.
Любовь ко Господу и ближним является основанием Православия, и эта же любовь является главной причиной православного иконопочитания.

Смысл и содержание икон
С принятием Православия Россия получила в наследство и то великое церковное искусство, которое мы именуем сегодня византийским. Основные каноны и сам образный символический язык христианского образа были окончательно разработаны в IV веке в эпоху святого Константина Великого, когда Православие становится государственной религией Византии.
Греческое слово «икона», обозначающее «образ», «портрет», изначально, во время формирования основ христианского искусства, обозначало любое изображение, включая скульптурное – Спасителя, Богоматери, святых апостолов или событий Священной истории.
В наше время под иконой мы понимаем прежде всего моленный образ, писанный на доске темперными красками (специально изготовленными из растертых в порошок цветных камней-минералов), или иконы мозаичные, резные, медные.
Учение Церкви об иконе наиболее полно изложил автор Пасхального канона преподобный Иоанн Дамаскин в своих «Словах в защиту святых икон», написанных в ответ иконоборцам-еретикам, отрицавшим иконопочитание и сами иконы на основании ветхозаветного запрета на изображения Бога и вообще любые церковные образы, кроме херувимов и иных Сил Бесплотных.
Еретики-иконоборцы не могли принять того факта, что с пришествием в мир Христа Спасителя весь мир и сама Церковь кардинально изменились. Если во времена Ветхого Завета непосредственное общение Бога со Своим народом происходило посредством голоса и слова, и Самого Бога никто и никогда не видел, то Новозаветный период начинается с Рождества Христова, когда Бог Слово обретает ощутимый и осязаемый образ Богочеловека. Божественное Откровение теперь осуществляется и в слове, и в образе, так как Невидимый стал Видимым, Неописуемый стал Описуемым.
В центре дела нашего искупления отныне и во веки веков стоит конкретный и осязаемый образ Иисуса Христа. Более того, неотделимость слова от образа становится отличительной чертой Нового Завета.
Икона утверждается Церковью, как богословие и богослужение в красках.
Создав совершенно новый жизненный принцип, особое мировоззрение, христианство создает и свой собственный стиль в церковном искусстве.
Глубоко символичное письмо иконы, неотделимое от богословия, направлено, прежде всего, на раскрытие духовного содержания того, что она изображает.
Отцы Седьмого Вселенского собора проводят четкую грань между реалистическим портретом и иконой, отражающей главным образом обожение человека, его святость в соединении с Богом. Она есть выражение новой, христианской жизни, – жизни не по Закону, а по Благодати. Она есть и образное утверждение того факта, что христиане живут хотя и во плоти, но не по плоти.
В иконе, как в образе, мы созерцаем умом его первообраз, что делает саму икону неким религиозным символом, посредством которого мы возносимся «от персного к небесному», из мира дольнего, земного, в мир горний, Небесный.
В иконах Господа нашего Иисуса Христа мы созерцаем, например, не только образ Его святой плоти, но и Его славу, свет Божественной Истины.
Как утверждают отцы Седьмого Вселенского Собора, икона – это изображение обоготворенного человека, которое досточтимо и свято именно тем, что передает обоженное состояние первообраза и носит его имя. И что особенно важно – освящающая благодать Духа Святого, присущая первообразу и определяющая его святость, присутствует и в его изображении, почему, собственно, мы и называем иконы святыми. Именно благодать Духа Святого дает возможность общения со святым через его иконы. Так, на празднование Владимирской иконы Божией Матери, мы слышим на вечерне в стихире литийной восьмого гласа: «с сим образом благодать Моя и сила. И мы истинно веруем, яко се рекла еси Госпоже, сим образом с нами еси…» Причем, Церковь употребляет этот текст в службе нескольким иконам Божией Матери разных типов, восходящих к прототипам письма евангелиста Луки, подчеркивая преемственность благодати и силы.
Внешний облик святых изображается на иконах существенно иначе, чем изображения лиц в реалистическом портрете. Не изображая Божества, икона лишь символически указывает на причастность человека к Божественной жизни, передает не его повседневное, обычное лицо, а его прославленный в вечности и освященный благодатью Святого Духа лик, сохраняя, однако, верность историческим данным его жизни. В ее задачи не входит быть красивым предметом. Ее смысл в отображении красоты подобия Божия. Красоты, совершенно отличной от той, которой любуются в реалистическом искусстве.
Видение Церковью мира и событий истории как раз и отличается тем, что она в видимом созерцает невидимое, во временном – вечное.
Но чтобы созерцать и видеть невидимое, а именно, святых Божиих и Божественные вещи, мы и сами должны быть просвещены Духом Святым, иметь духовный ум, чтобы различать святость и ощущать Божественную благодать, которая есть душа иконы.
«Мир не видит святых, подобно тому, как слепые не видят света», – говорил святитель Филарет Московский. Известно, что и апостолы не ощущали Божественности Иисуса Христа именно потому, что не каждый мог вместить в себя ее и только после Пятидесятницы, после сошествия на апостолов Святого Духа и приобретения ими личного опыта стяжания благодати, стало возможным появление и новых текстов Священного Писания, и святых икон. Так, все иконы Божией Матери письма евангелиста Луки, а их было три: одна принадлежит к типу «Умиление», другая – к типу, именуемому «Одигитрия-Путеводительница», третья, вероятно, изображала Богоматерь без Младенца – написаны были им после Пятидесятницы, когда апостолы были просвещены «светом ведения».
Итак, как учат отцы Седьмого Вселенского собора, икона соучаствует в святости и славе своего первообраза. «Благодать Божия покоится на образе» потому, что «святые и при жизни были исполнены Духа Святого; также и после их смерти благодать Святого Духа неистощимо пребывает и в душах, и в телах, лежащих во гробах, и в их чертах, и в святых изображениях», – писал преподобный Иоанн Дамаскин.
Благодать Святого Духа, пребывающая в иконном образе, и есть та сила, которая «освящает очи верующих» и, как говорится в Синодике Торжества Православия, «целит духовные и телесные болезни».
Почитаемые наравне с Евангелием иконы Спасителя и Богородицы, вкупе с иконами святых угодников Божиих и церковных праздников, имеют большое вероучительное значение, раскрывая духовный смысл основных событий Ветхого и Нового Заветов, изображая в красках и образах весь Закон Божий.
Икона является живым действующим «лицом» церковного богослужения и личной молитвенной жизни христиан: перед иконами кадят ладаном, ставят свечи, молятся, к ним прикладываются, перед ними служат молебны.
Содержание православной иконы раскрывается как подлинное духовное руководство на пути христианской жизни, и, в частности, в молитве, указывая нам, как мы должны держать себя в молитве по отношению к Богу и по отношению к окружающему миру, воспитывая в нас подобающее бесстрастие и невосприимчивость к мирским возбуждениям и чувственности. «Не будем святого совершать нечисто, – говорит святой Григорий Богослов, ¬– высокого – низко, честного – бесчестно, и, кратко сказать, духовного – по-земному… У нас все духовно: действия, движения, желания, слова, даже походка и одеяния, даже мановения, потому что ум на все простирается и во всем образует человека по Богу». Это и показывает нам икона, которая сама есть и путь, и средство, сама есть молитва. Она наглядно и непосредственно открывает нам ту безстрастность и свободу от страстей, о которой говорят святые отцы Церкви, и, по выражению аввы Дорофея, учит нас «поститься глазами».
Призванная объединить весь мир в Боге, начиная с Ангелов и заканчивая низшей тварью, православная иконография уже здесь и сейчас являет обновленный во Христе грядущий космос, в котором Любовь и порядок противопоставляются всеобщему раздору и вражде.
Изображать святость образом или словом или иным человеческим средством мы не можем в силу того, что сами не святы и, значит, не видим святости. Поэтому и в иконе на нее указывают лишь символически, в виде сияющего нимба, а также при помощи соответствующих форм, красок и линий – установленным Церковью художественным языком.
В иконе все теряет свой обычный беспорядочный вид, все становится «по чину»: люди, пейзаж, животные, архитектура. Все подчинено единому ритмическому строю, единой иерархии, все отражает присутствие Божие, подчиняясь Ему как Первоиерарху и приближая нас к Нему.
Странность и необычность иконы та же самая, что и странность и необычность Евангелия, которое является подлинным вызовом всей мирской мудрости. Погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну, – говорит Господь (1 Кор.1,19). Евангелие зовет нас к жизни во Христе, икона нам эту жизнь показывает. Чтоб жить по-евангельски, надо быть безумным для мира, ибо мир, который показывает нам икона, – не тот мир, в котором царят изменчивые категории рационального разума и человеческой морали, но Божественная благодать, которая вечна.

Икона в России
Особую роль играет икона в жизни Святой Руси, в духовной жизни русского народа-богоносца. Она сопровождает православного христианина с рождения до последнего дня жизни. Семейной иконой родители благословляют детей на брак. Небольшую икону или медный складень брал собой на войну каждый русский воин. На многих перекрестках, в полях и лесах еще в начале ХХ века можно было встретить часовни или деревянный столбик с иконами.
Иконам в доме всегда отводилось самое видное, почетное место – красный угол, зажиточные христиане устраивали специальные комнаты-молельни.
«У каждого в доме, – писал сын Антиохийского патриарха Макария архидиакон Павел Алепский в XVII веке, – имеется безчисленное множество икон, украшенных золотом, серебром и драгоценными камнями, и не только внутри домов, но и за всеми дверями, даже за вратами дворов; и это бывает не у одних бояр, но и у крестьян в селах, ибо любовь и вера их к иконам весьма велика».
Повествуя о убранстве Благовещенского собора в Кремле, архидиакон Павел писал: «Что касается находящихся там икон, то никакой ювелир, превосходно знающий свое дело, не в состоянии оценить крупных драгоценных каменьев, алмазов, рубинов, изумрудов на иконах и на венцах Господа и Владычицы; во… мраке они горят, как раскаленные угли, позолота икон, сделанная чистым золотом, и превосходная разноцветная эмаль, исполненная с тонким, отчетливым искусством, поражают удивлением ум знатока. По этой причине, как говорят, ценность икон, в этой церкви находящихся, равняется нескольким (государевым) казнам».
В старину наши благочестивые предки берегли иконы от «сглаза» иностранцев. Так, величайшая святыня России Владимирская икона Божией Матери была установлена в специальный киот со ставнями и закрывалась во время посещения храма иностранцами.
С многими иконами связаны и важнейшие события в истории России. В 1395 году предстательством Владимирской иконы Божией Матери Русь отразила набег Тамерлана, с огромным войском подошедшего к границам Московского княжества. И после этого не раз спасала Божия Матерь по молитвам перед этой иконой русских от монгольских и казанских татар. Избавлением от татар Смоленска обязаны наши предки Смоленской иконе Пресвятой Богородицы «Одигитрия». Перед ней молил Небесную Владычицу о помощи России главнокомандующий М.И. Кутузов.


Особая помощь была явлена России с явлением Казанской иконы Божией Матери. Перед этим образом молились Минин и Пожарский в 1612 году, в 1709 году перед ней провел много часов в молитве Петр I накануне Полтавского сражения, с нею связаны многие события Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.
Так, по просьбе митрополита Гор Ливанских Илии, которому явилась Сама Богоматерь во время его молитв о спасении России, Сталин приказал обнести чудотворную Казанскую икону Божией Матери вокруг Ленинграда крестным ходом, и город был спасен.
И в наше смутное время Господь и Матерь Божия посылают нам через Свои иконы благодатные дары утешения, охраняя землю русскую.

Материал подготовлен по книге Л.А. Успенского
«Богословие иконы Православной Церкви»

Православный женский журнал «Славянка», №3 (33) май-июнь 2011
Рубрика «Азы Православия»










 

Главная  |   О соборе и храме  |   RSS 2.0

Собор святого духа

По всем вопросам пишите: Sobor.Spb@gmail.com

Все материалы сайта переданы авторами в общественное достояние (Public Domain)


Рейтинг@Mail.ru                 Я принимаю Яндекс.Деньги